Об итогах работ по лесовосстановлению в России в 2016 году

Рослесхоз сообщает, что "2016 год был объявлен в России
«Годом лесовосстановления», и работам по лесовосстановлению
было уделено особое внимание. Работы по лесовосстановлению на
территории Российской Федерации в 2016 году были выполнены на
общей площади 781,1 тыс. га, что составляет 102,2% от плана,
в том числе на арендованных лесных участках – на площади 636
тыс. га. В том числе искусственное лесовосстановление
выполнено на площади 178,4 тыс. га, комбинированное
лесовосстановление – на площади 17,3 тыс. га" .

Что это означает в реальности?

Площадь, на которой в границах России ежегодно теряется
лесной покров (в результате рубок, расчистки, гибели
древостоев от пожаров, вредителей, болезней, ураганов и
других причин), составляет несколько миллионов гектаров в
год. По данным карты изменений лесного покрова, составленной
на основе спутниковых данных (ежегодных композитных мозаик
снимков Ландсат) и размещенной на сайте Всемирной лесной
вахты, за пять лет с 2010 по 2014 г.г. включительно площадь,
на которой произошло исчезновение лесного покрова, в России
составила 18,5 миллионов гектаров, что соответствует площади
в 3,6 миллиона гектаров в год.

Основная часть этих изменений ни в какие официальные отчеты
не попадает, потому как главной причиной гибели древостоев
являются лесные пожары, которые традиционно в основном
скрываются от официального учета. Реальные площади лесов, в
которых пожары приводят к гибели древостоя, составляют в
нашей стране, оценочно, в среднем 2-3 миллиона гектаров в
год, но в официальную отчетность попадают лишь проценты от
этой площади. Например, в рослесхозовском реестре
ослабленных, поврежденных и погибших лесных насаждений на
территории Российской Федерации (по состоянию на 10 декабря)
числится всего 138 384,7 гектаров погибших от пожаров лесов
(ссылка).

Данные Всемирной лесной вахты (а исходно - Мэрилендского
университета) об изменениях лесного покрова, разумеется,
имеют некоторую погрешность - но она, во-первых, не очень
велика для больших промежутков времени (пять лет и более), и
во-вторых, никаких других достоверных общедоступных данных на
эту тему пока просто нет. Так что для оценки соотношения
лесовосстановления и потерь лесного покрова в первом
приближении вполне можно пользоваться этими данными;
среднепятилетнее значение потерь вполне подходит для того,
чтобы судить о примерных масштабах потерь за год.

Если исходить из этих данных, то лесовосстановление на
площади 781,1 тыс. га в 2016 году, о котором сообщает
Рослесхоз, соответствует примерно 22% от среднегодовых потерь
лесного покрова.

Это, конечно же, не значит, что оставшаяся часть площади, на
которой ежегодно теряется лесной покров в результате
неучтенных лесных пожаров и других бедствий, так и остается
безлесной. В лесной зоне нашей страны практически любой
участок, брошенный на произвол судьбы, рано или поздно сам
собой зарастает лесом - обычно не того качества, которое
хотелось бы видеть хозяйственникам, но все-таки лесом.

Но и с теми примерно 22 процентами, на которых происходит
лесовосстановление (по данным Рослесхоза), далеко не все
обстоит благополучно. Во-первых, из общей площади
лесовосстановления, по данным Рослесхоза, лишь 195,7 тысяч
гектаров приходятся на искусственное и комбинированное
лесовосстановление; все остальное - это так называемое
"содействие естественному возобновлению", которое
чаще всего означает просто оставление вырубленной площади на
произвол судьбы, иногда с какими-то частичными мерами,
символизирующими это самое "содействие"
(оставлением семенных деревьев, минерализацией почвы и т.д.,
что дает хороший результат лишь в сочетании с прочими мерами,
которых обычно нет).

Однако, соотношение искусственного, комбинированного и
естественного лесовосстановления - это не самое важное.
Результат лесовосстановления в первую очередь зависит от
того, каким оказывается последующий ход. Если ухода нет -
результат почти всегда оказывается одинаковым: вырастает то,
что выросло бы само, если бы никаких мер по
лесовосстановлению не проводится. Вот характерные примеры
результатов искусственного лесовосстановления - посадки
лесных культур без последующего ухода (авторы использованных
далее фотографий - Игорь Подгорный, Татьяна Хакимулина,
Евгений Усов, Алексей Ярошенко).

В среднем для того, чтобы получить хороший результат
лесовосстановления, рубки ухода в молодом возрасте надо
проводить дважды - сначала примерно то, что называется в
правилах ухода "осветлением", потом примерно то,
что называется "прочисткой" ("примерно" -
потому, что при буквально соблюдении требований действующих
или проходящих регистрацию в Минюсте новых Правил ухода за
лесами качественно провести эти рубки практически
невозможно). Таким образом, в первом приближении можно
считать, что лесовосстановление приведет к сколько-нибудь
удовлетворительному результату на площади, равной примерно
половине проводимых сейчас рубок ухода в молодняках.

Данных о площадях рубок ухода в молодняках за 2016 год пока
нет, но есть за два прошлых года. Согласно ЕМИСС, площадь
рубок ухода в молодняках в России составила в 2014 году 293
тысячи гектаров, в 2015 году - 272 тысячи гектаров, то есть в
среднем за два года - 282,5 тысяч гектаров. Половина этой
площади составляет 141 тыс. га. Это как раз и есть примерно
та площадь, на которой, если бы все попавшие в отчетность
осветления и прочистки проводились качественно и разумно,
можно было бы ожидать реальных результатов лесовосстановления
- получения таких древостоев, на которые рассчитывает лесное
хозяйство, а не таких, которые выросли бы и сами без
какой-либо помощи со стороны человека.



Успешное лесовосстановление на площади 141 тыс. га, которое
можно было бы обеспечить при качественном проведении ухода за
молодняками на той площади, на которой этот уход официально
проводится, соответствует примерно 3,9% от среднегодовых
потерь лесного покрова.



Такова "бумажная" сторона дела: если бы
лесовосстановление и уход проводились качественно на тех
площадях, которые учитываются в официальной статистике, это
приводило бы к появлению лесов с целевыми характеристиками,
ради которых и проводятся эти хозяйственные мероприятия, на
площади, составляющей чуть меньше четырех процентов от
среднегодовой площади потерь лесного покрова в нашей стране.

Но отчетность в нашей стране и в нашем лесном хозяйстве часто
очень сильно отличается от реальности - иногда во много раз.
Наиболее обычным видом ухода за молодняками в нашей стране
является так называемый "коридорный" уход, при
котором конкурирующая с целевыми породами быстрорастущая
лиственная поросль убирается только в полосах, примыкающих к
рядам сеянцев, шириной обычно от одного до двух метров. Такой
уход обходится сравнительно дешево, но часто не дает
долгосрочного результата - кроны оставленных в междурядьях
"нецелевых" деревьев и крупных кустарников быстро
смыкаются (на богатых почвах - часто уже через один-два
года), и результаты ухода почти полностью исчезают.
Практически "коридорный" уход удешевляет конкретный
прием ухода за лесными культурами - но увеличивает число
таких приемов, необходимых для достижения приемлемого
результата лесовосстановления. С последующими же приемами в
"ухоженный" коридорным методом молодой лес, как
правило, никто не приходит - нет денег, нет исполнителей,
невозможно добраться, да и мало ли для этого в каждом
конкретном случае находится причин.



Какая примерно доля тех рубок ухода в молодняках, которые
попадают в официальную статистику, проводится качественно, а
какая - некачественно и не приводит к значимым результатам,
оценить трудно, а никакой официальной статистики по этому
поводу нет. Опыт работы в многолесных регионах таежной зоны
говорит о том, что качественное и результативное проведение
ухода за молодняками в наши дни - это большая редкость, и
абсолютное большинство таких рубок ухода проводится без
какого бы то ни было результата. В малолесных регионах
ситуация получше, но ненамного - за исключением отдельных
регионов, халтура и "приписки" преобладают и там. В
первом приближении долю некачественно проводимых рубок ухода
за молодняками в масштабах страны можно оценить в три
четверти - и это будет довольно оптимистической оценкой.

В дополнение к этому, часть даже успешно выращенных лесных
культур гибнет от различных бедствий: например, от лесных
пожаров (именно сомкнутые и загущенные хвойные молодняки и
лесные культуры наиболее пожароопасны, и часто на больших
площадях гибнут при крупных пожарных катастрофах, как это
было, например, в 2010 году в Средней полосе).

С учетом того, что основная часть уходов за молодняками
проводится некачественно, и к тому же существенная часть
выращенных хозяйственно ценных хвойных молодняков сгорает или
гибнет от разных других факторов, гипотетически возможную
площадь, на которой лесовосстановление могло бы быть
результативным, если бы все попадающие в отчетность
мероприятия по лесовосстановлению и уходу проводились
качественно, нужно делить примерно на четыре. Это, конечно,
уже очень условная оценка, но опыт подсказывает, что она
близка к действительности.



С учетом площадей, на которых ежегодно проводятся рубки ухода
за молодняками, оценочной доли некачественно проводимого
ухода, а также возможных потерь выращенных молодняков и
лесных культур, площадь, на которой мероприятия по
лесовосстановлению дают реальный эффект, можно оценить
примерно в 1% от площади, на которой в России ежегодно
теряется лесной покров.



Это не значит, что на оставшихся 99% площади не вырастает
ничего. В подавляющем большинстве случаев лес вырастает сам
собой - просто без какой-либо связи с тем, что делает
человек, и в первом поколении обычно не того состава и не
того качества, которое бывает нужно лесопользователям. В
таежной зоне это обычно означает, что на обширных вырубленных
или сгоревших площадях, раньше занятых коренными хвойными
лесами, вырастают лиственные или смешанные леса - а поскольку
это продолжается в течение многих десятилетий,
лесозаготовителям для удовлетворения своих потребностей в
хозяйственно ценной хвойной древесине приходится осваивать
все новые и новые дикие территории, а также все интенсивнее
рубить разнообразные защитные леса, существующие и
планируемые особо охраняемые природные территории.