Правительство Бурятии ввело особый противопожарный режим и запретило гражданам посещать леса

Правительство Бурятии постановлением от 25 апреля 2016 года №
155 ввело на большей части территории республики особый
противопожарный режим и запретило гражданам посещать леса.
Постановление было официально опубликовано на портале
pravo.gov.ru и вступило в силу 26 апреля (ссылка).

Это решение Правительства Бурятии представляется как минимум
не вполне законным и не очень разумным.

Не вполне законным оно представляется вот почему. Статья 30
федерального закона от 21 декабря 1994 года № 69-ФЗ "О
пожарной безопасности" дает право органам
государственной власти субъектов РФ на период действия
особого противопожарного режима устанавливать дополнительные
требования пожарной безопасности, в том числе запрет на
посещение гражданами лесов. При этом конкретный порядок
ограничения пребывания граждан в лесах и въезда в них
транспортных средств определяется приказом Рослесхоза от 3
ноября 2011 г. № 471. Этим порядком определяются некоторые
условия, которые сейчас в Бурятии не соблюдены: во-первых,
ограничение вводится при установлении IV и V классов пожарной
опасности в лесах и неблагоприятном прогнозе погоды;
во-вторых, оно вводится на срок до 21 календарного дня;
в-третьих, при ограничении требуется установка
"предупредительных аншлагов размером не менее 1x1,5
метра с указанием информации о введении соответствующего
ограничении и периода его действия". Введение
ограничения на посещение лесов, а тем более запрета, без
соблюдения этих условий ведет к прямому нарушению прав
граждан, установленных действующим законодательством, в том
числе на свободное и бесплатное пребывание в лесах. У нас,
конечно, не правовое государство - но если власть не
соблюдает ей же самой принятые законы и правила, вряд ли она
может рассчитывать на какое-либо иное отношение к ним со
стороны граждан.

Не очень разумным это решение представляется потому, что
такие запреты действуют только на законопослушных и
осторожных граждан, которые могут стать скорее помощниками
работников леса в раннем обнаружении загораний и пожаров, чем
их виновниками. На людей беспечных, утративших осторожность и
чувство меры, как раз чаще всего и становящихся источниками
лесных пожаров, такие запреты совершенно не действуют. Вводя
запрет на посещение лесов, причем надолго, без ограничения
сроков действия, республиканские власти лишаются союзников в
борьбе с пожарами, но не снижают реальный уровень угроз.

В общем, решение о запрете посещения лесов Бурятии скорее
навредит, чем поможет сохранить леса от огня. Его можно
понять лишь как жест отчаяния - признания того, что других
действенных мер по борьбе с пожарами у региональных властей
практически не осталось.