Госдума РФ на прошлой неделе приняла в первом чтении проект закона «О внесении изменений в статью 149 часть 2 Налогового кодекса Российской Федерации»

Законопроект от Альфии Когогиной об отмене НДС для
заготовителей макулатуры на прошлой неделе прошел первое
чтение в Госдуме. Как выяснил «БИЗНЕС Online», палки в колеса
инициативы вставляли влиятельные силы — на экспорте вторсырья
и последующем возврате налога ежегодно делаются миллиарды
рублей в ущерб бюджету и бумажной отрасли. Чтобы протолкнуть
решение, которого добивался еще покойный ныне гендиректор КБК
Владимир Бестолков, потребовалось вмешательство Рустама
Минниханова.

Госдума РФ на прошлой неделе приняла в первом чтении проект
закона «О внесении изменений в статью 149 часть 2 Налогового
кодекса Российской Федерации» в части освобождения от НДС
реализации макулатуры. Соавтором и одним из инициаторов
проекта выступила депутат Госдумы Альфия Когогина — по ее
словам, с просьбой внести и поддержать законопроект
изначально обратились к депутату руководители челнинского
КБК. Тему поднял ныне покойный гендиректор комбината Владимир
Бестолков, а нынешний руководитель предприятия Андрей
Фомичевпросьбу поддержал. В разработке текста законопроекта
активно участвовали эксперты СРО «Лига переработчиков
макулатуры», где руководство челнинского КБК занимает весомые
позиции.

Сейчас НДС взимается с заготовителей макулатуры — в основном
мелких предприятий, которые в массе своей работают как
фирмы-однодневки и никаких налогов не платят вовсе. При
принятии закона НДС будет переложен на переработчиков — тот
же КБК, в частности, поскольку и добавленная стоимость,
собственно, формируется на этом этапе. Таким образом, вместо
того чтобы возмещать налог поставщикам, переработчики будут
платить его напрямую в бюджет.

«Три года назад я встречалась с трудовым коллективом
народного предприятия КБК имени Сергея Титова, — рассказала
Когогина «БИЗНЕС Online». — Бестолков попросил нас
разработать механизмы, которые сняли бы вопрос дефицита
макулатуры. Стоял реальный вопрос сокращения производства,
потому что производить картон только из целлюлозы дорого. Мы
отработали схему с юристами КБК и пришли к выводу, что для
сокращения дефицита вторичного сырья следует освободить
заготовителей макулатуры от НДС и НДФЛ».

Однако все эти годы законопроект встречал ожесточенное
противодействие, и протолкнуть его через Госдуму не
удавалось. «Работа прошла через множество бюрократических
кругов и препонов, потребовалось получить большое количество
положительных отзывов, в конце концов подключился даже
президент республики Рустам Нургалиевич Минниханов, который
написал письмо в поддержку законопроекта на имя председателя
Госдумы [Сергея] Нарышкина, — вспоминает Когогина. — В итоге
нам удалось отстоять вопрос на комитете по бюджету и вынести
законопроект на обсуждение в первом чтении. Кстати, при
голосовании его не поддержала фракция «Справедливая Россия».
Однако законопроект был принят, и это очень важное событие в
защиту интересов перерабатывающих производств».

Напомним, Бестолков пытался продавить вопрос об отмене для
заготовщиков макулатуры не только НДС, но и НДФЛ (на
региональном и муниципальном уровнях). Он отмечал при этом,
что комбинат получает внутри республики всего 9% вторсырья, а
остальные 200 тыс. т поставляют другие регионы. Одновременно
Бестолков писал письма в правительство РФ — министру
экономического развития Алексею Улюкаеву и вице-премьеру
Александру Хлопонину. Ссылаясь на дефицит сырья, гендиректор
КБК просил и о вводе вывозной пошлины на бумажные и картонные
отходы в размере 100% и не менее 120 евро за тонну.

Проблема обострилась в связи с девальвацией рубля, из-за
которого заготовители макулатуры переориентировались на
экспорт в страны СНГ, Европу и Китай. В результате
закономерно пошли вверх тарифы и на внутреннем рынке — в
кризис макулатура стала дорожать.

Эмбарго на вывоз макулатуры пробивали и коллеги Бестолкова по
отрасли. В итоге по инициативе СРО «Лига переработчиков
макулатуры» временный запрет на экспорт был введен в декабре
2015 года сроком на 4 месяца. Участники рынка
свидетельствовали об оздоровлении ситуации, но на прошлой
неделе период эмбарго истек и не был продлен. На этом фоне
отмена НДС выглядит как утешительный приз.

ПОЛУКРИМИНАЛЬНЫЙ УКРАИНСКИЙ ТОЛЛИНГ

Кроме того, источники «БИЗНЕС Online» из числа участников
рынка объяснили, что фактически речь идет о войне с
криминальными схемами не только ухода от налогов, но и
последующей компенсации НДС экспортерам из бюджета России,
отсюда и непростая судьба законопроекта.

«Имеет место давление недобросовестных фирм-однодневок,
которые занимаются возмещением НДС после экспорта российской
макулатуры в Украину, — пояснил наш собеседник. — В Европе
макулатура стоит 100 евро за тонну, а в России до 200.
Спрашивается, почему украинские предприятия не покупают
макулатуру в Европе? Потому что чем дороже отгружаемая
макулатура за границу России, тем большую сумму НДС можно
требовать к возврату. Речь идет о толлинговых схемах,
запрещенных в нашей стране. Они были популярны в 90-е годы,
когда Россия была сырьевым придатком всего мира».

Как пишет издание «Ридус» со ссылкой на изыскания все того же
СРО, на Украину уходило около 70% мошеннического экспорта, и
принимали его два завода — Рубежанский картонно-тарный
комбинат и Киевский картонно-бумажный комбинат. РКТК владеет
Геннадий Мухин, сын которого занимается заготовкой макулатуры
в России. Киевский КБКпринадлежит Владимиру Крупчаку, который
в России владеет Архангельским целлюлозно-бумажным комбинатом
и тоже имеет группу предприятий-экспортеров. Макулатуру они
якобы продают через границу сами себе по завышенной цене,
благодаря чему увеличивается и возврат НДС из бюджета России.

«Парадокс в том, что государство должно зарабатывать на
налогах, а оно только тратит, оплачивая фирмам-однодневкам
экспортную продукцию, — говорит наш собеседник. — С каждой
тонны экспортной макулатуры 18 процентов возвращается
обратно. Убытки достигают миллиардов рублей. Из этой
макулатуры они делают картон и ввозят его снова же в Россию.
Объем поступившего картона равен объему отгруженной
макулатуры. Таким образом, получается двойной удар по
российским предприятиям: они, с одной стороны, вымывают
сырье, создавая дефицит и спекулируя ценой, с другой — потом
поставляют на наш же рынок свою продукцию. Если НДС для
заготовителей отменят, это обелит рынок. Появится большее
количество игроков, в отрасль придут инвесторы — конечно, это
скажется на цене на макулатуру, она станет ниже и доступнее
для комбинатов. Себестоимость товаров народного потребления
также будет снижаться за счет картонной упаковки для яйца,
масла, макарон, круп...»

Понятно, что не только структуры украинских бизнесменов
годами насаждали те бюрократические препоны, о которых
говорит Когогина — здесь просматривается мощное лобби в
правительстве и Госдуме. Наш источник намекает, что серьезные
потери в случае принятия закона понесут и ведущие российские
консалтинговые компании, которые специализируется на
подготовке документов для возврата НДС. Говоря об антилобби,
добавим любопытный факт: «БИЗНЕС Online» не удалось
переговорить с президентом лиги переработчиков макулатуры
Андреем Гурьяновым, поскольку к нему неожиданно нагрянула
проверка ФАС.

Эксперты СРО, готовясь к битве за отмену НДС, подсчитали и
вероятный ущерб бюджету от неуплаченного, но возмещенного
налога. В общей сложности за прошлый год потерянные
отчисления в бюджет должны были составить 6 млрд. рублей, а
ведь значительная часть этой суммы еще и была «возмещена».

«СЛЕДУЮЩИМ ШАГОМ НУЖНО ОТМЕНИТЬ НДФЛ»

Руководство КБК не прокомментировало законопроект «БИЗНЕС
Online». Фомичев в настоящее время проводит отпуск за
границей, а пресс-служба комбината предложила обратиться за
комментариями после принятия закона. Что касается
заготовителей — стабильные региональные предприятия, не
имеющие интереса к экспорту, так же приветствуют
законопроект, как и переработчики.

«Это хороший закон, — считает гендиректор ООО «Проминдустрия»
Николай Атласов, занятый на рынке вторресурсов. — Когогиной,
как говорится, респект и уважуха за такое хорошее дело для
нашей отрасли. Коллеги, занимающиеся переработкой лома,
получили эту льготу еще в 2007 году. И эти изменения тогда
положительно отразились на рынке заготовки металлического
вторсырья. Раньше было очень много фирм-однодневок, которые
использовали оплату наличными и уходили от уплаты НДС.
Полагаю, что законопроект Когогиной позволит, что называется,
легализовать этот рынок и избежать незаконного возмещения НДС
недобросовестными фирмами».

Атласов подтверждает, что идея законопроекта созрела давно,
но ей не давали хода: «Я помню, как мы с ныне уже покойным
Владимиром Ивановичем Бестолковым обсуждали эти инициативы. И
для сборщиков, и для переработчиков вторсырья, для того же
самого КБК НДС был большой проблемой. Условно говоря,
приходит на КБК директор какой-то компании и говорит: «У меня
есть такой-то объем макулатуры, я готов продать». Заключается
договор, макулатура продается. А через три месяца выясняется,
что эта компания приказала долго жить. У кого начинаются
проблемы? Естественно, у того, кто эту макулатуру купил,
потому что потом приходит налоговая проверка и начинает тебя
проверять, ведь твой контрагент, оказывается, возместил себе
НДС и самоликвидировался. Этим пользовались многие компании в
те моменты, когда цены на макулатуру росли».

Что касается, отмены НДФЛ для физлица со сдачи вторсырья, за
которую тоже боролся Бестолков, то, по мнению Атласова, это
было бы следующим логичным шагом для законодателей. «Сегодня
человек, сдавший, скажем,10 килограммов макулатуры и
получивший за это какие-то деньги, должен по закону
продекларировать этот доход. Отмена НДФЛ для него позволила
бы навести порядок на этом рынке. Понятно, что все это должно
быть в разумных пределах. Допустим, доход до 50 тысяч рублей
налогом не облагается, а свыше — уже с НДФЛ. Сейчас ведь
принес человек килограмм макулатуры, чтобы не засорять
окружающую среду, а приемщик должен записать данные паспорта,
ИНН, заполнить товарную квитанцию о приеме вторсырья. Где
стимул для экологического сознания?»