Как заставить лесные богатства приносить наибольший доход

Деревообработка в очередной попала в поле зрения главы
государства. Президент обратил внимание на сроки наведения
порядка в лесной отрасли и потребовал более эффективного
использования ресурсов.

В настоящий момент стоит задача обеспечить эффективное
функционирование всего лесного комплекса. Для этого и
задумывалась модернизация. Ее конечная цель – производить и
продавать продукты с высокой добавочной стоимостью.

С 2016 года экспорт необработанной древесины из Беларуси
может быть запрещен. Национальная экономика недополучает
огромные деньги, поставляя сырье для иностранных
производителей, вместо того, чтобы торговать готовым
продуктом.

На делянке Сергей даст фору любому лесорубу. Полсотни
кубометров леса за смену – и это вручную. Однако интерес к
заготовке древесины у помощника Заровчанского лесничества не
только профессиональный, но и спортивный.

Сергей – один из лучших лесорубов мира. Побеждал на юниорском
международном чемпионате вальщиков леса, а в 2014 году уже на
взрослом выиграл «бронзу», обойдя конкурентов из 28 стран.

Так мастера пилы словно в бильярде рассчитывают траекторию
падения дерева. Приземлиться оно должно на колышек,
установленный за 15 метров. Точность ювелирная. Всего 0,7
миллиметра – минимальный огрех Сергея.

Сергей Шкудров, помощник лесничего Заровчанского лесничества,
призер мирового чемпионата лесорубов:

Целимся как из автомата, поэтому так и попадаем хорошо.

С первого дубля – точно в цель: дерево загнало колышек в
землю. Это высший пилотаж.

Следующий этап – обрезка сучьев.

Профессия лесоруба – одна из самых древних и при этом
опасных. Чтобы справиться с дрожью в руках и заставить мощную
пилу послушно срезать несколько веток, у корреспондента СТВ
уходит четверть часа. В то время как Сергею на обрезку 30
сучьев нужно всего 11-13 секунд.

Сергей Шкудров, помощник лесничего Заровчанского лесничества,
призер мирового чемпионата лесорубов:

В прошлом году я занял третье место на чемпионате мира, а
следующая цель здесь всем понятна: я не оставлю это просто
так и дам им дыма.

Кстати, работу в лесничестве Сергей не променял бы ни на
какую другую. Отношение к лесу трепетное. Цену этому
богатству, работая в лесничестве, Сергей знает не
понаслышке.

Сергей Шкудров, помощник лесничего Заровчанского лесничества,
призер мирового чемпионата лесорубов:

Этому дереву 63-64 года. 1 кубический метр – порядка 400
тысяч на сегодняшний день. Населению реализуем, но не
настолько часто, чтобы каждый день люди приходили, выписывали
лес. А так довольно дорогое удовольствие сегодня – выписать
лес.

Из профессионального интереса на соревнованиях за границей
присматривается, как используют лесные ресурсы в других
странах.

Сергей Шкудров, помощник лесничего Заровчанского лесничества,
призер мирового чемпионата лесорубов:

Люди, которых я знаю за границей, они неплохо живут за счет
своего леса, как они им распоряжаются, все им идет на
прибыль. Все реформировать можно, это в любом случае. И
всегда это было возможно, просто было бы желание, а не
просиживать дома штаны. Нужно этим заниматься.

Реформирование в сфере деревообработки назрело давно.
Беларусь богата лесами – гектар лесных угодий на душу
населения. Такие природные богатства нужно эффективно
использовать. Ведь лес – реальный экспортный ресурс. Зачем
продавать необработанное сырье по дешевке, чтобы потом
тратить валюту, к примеру, на мебель, сделанную где-то за
рубежом из белорусского же леса.

Именно потому еще несколько лет назад началась модернизация
основных деревообрабатывающих предприятий по всей стране.
Ведь чтобы конкурировать, производства должны быть
современными.

Обновление отрасли – на особом контроле у главы государства.
Президент неоднократно посещал проблемные предприятия.
По-прежнему актуальный вопрос рассматривали и на неделе на
совещании у президента. Александру Лукашенко представили
проект Указа, который усовершенствует работу в сфере лесного
хозяйства.

Александр Лукашенко, президент Республики Беларусь:

Сегодня стоит задача об эффективности функционирования всего
лесного комплекса. И прежде всего мы имеем в виду глубокую
переработку леса, древесины, чтобы получить высокую
добавленную стоимость. Кстати, как у нас обстоит дело с
вывозом необработанного леса, кругляка на экспорт? Мы
договаривались, что подобное у нас надо исключить. Как это
исключено? Надо не кругляк вывозить и кого-то кормить за
пределами Беларуси, а надо вырабатывать мебель, для
строительства нужные комплектующие и продавать.

Третье. Предусматриваем изменение действующего порядка
реализации древесины организациям «Беллесбумпром». В чем
конкретно эти изменения и как это повлияет на работу
«Беллесбумпрома», других деревопереработчиков,
лесопереработчиков. Не получится ли, что мы введем
дополнительную какую-то льготу, в то же время, как мне
докладывают, на сегодня, на 1 марта, просроченная
задолженность за древесину – 58 миллиардов рублей. Плюс
девять миллиардов – это долги за древесину, отпущенную на
корню. Вот мне хотелось бы услышать, почему это допускаете.
Никаких льгот для нерадивых хозяйственников быть не
должно.

Белорусская мебель за границей ассоциируется с качеством по
низким ценам, однако рынок диктует производителям свои
условия. Сырье дорожает, а затраты на производство должны
окупаться. Вот и цены на белорусскую мебель постепенно
догоняют, скажем, испанские или румынские.

Одна из старейших белорусских мебельных фабрик – в постоянном
поиске ноу-хау для снижения себестоимости. Производство здесь
практически безотходное – опилки идут на отопление.

















Сергей Мороз, заместитель генерального директора мебельной
фабрики:

Все отходы, которые были с распиловки (опилки, обапал,
некондиция), дробятся на дробильных машинах и сжигаются в
собственных котельных. Этим мы сэкономили большие деньги.
Себестоимость, соответственно, упала.

На предприятии есть все оборудование, чтобы самим
перерабатывать сырье, по сути, полено превращать в готовую
мебель. Но экономические ориентиры даже на внутреннем рынке
смещаются. Выгоднее и для поставщиков сырья продавать уже
переработанный на заготовки лес, и для предприятий работать
сразу с полуфабрикатом.

Сергей Мороз, заместитель генерального директора мебельной
фабрики:

Сами предприятия уже неохотно продают круглый лес. Они тоже
хотят поиметь прибыль. И нам это выгодно. Почему? Потому что,
при прочих равных, кто распиловывает лес, у него больше
производительность, потому что много.

Это классическое сочетание дуб и натуральная кожа – первый
набор элитной мягкой мебели, который 10 лет назад начали
выпускать на фабрике. Но помимо классики дизайнеры отдают
дань и новым тенденциям. Не скрывают: ориентируются на
законодательницу мод Италию. Здесь словно для подиума каждый
сезон готовят новую коллекцию. А в последнее время раз в год
приглашают дилеров на показы новинок.

Виталий Масевич, главный конструктор мебельной фабрики:

В недавнем времени мы начали использовать в своих изделиях
лазерную обработку древесины, чтобы получить красивый
декоративный узор на маленькой детали. У нас практически
чистый экологический продукт получается, то есть натуральная
древесина, акриловые лаки и красители, которые не имеют
запахов и не вредны как в производстве, так и в домашних
условиях.

Покупательница:

Мне очень нравится эта мебель, дизайн нравится. И, вообще,
она прочная хорошая мебель.

Тем временем еще одни поклонники белорусской мебели, семья
Смирновых, в российском Смоленске сдувают пылинки с
белорусского комода. Приобретениям не нарадуются: служит
мебель долго, товарный вид не теряет. По их квартире впору
географию Беларуси изучать.

Ольга Смирнова, жительница г. Смоленска (Россия):

У нас в квартире практически вся белорусская мебель: кухня –
Радошковичи, зал – Бобруйск, спальня и мягкая мебель –
Гомель.

Вся обстановка из натурального дерева – «Made in Belarus».
Первый кухонный гарнитур производства Синеокой приобрели еще
16 лет назад. Качеством довольны. С тех пор белорусским
производителям не изменяют.

Николай Смирнов, житель г. Смоленска (Россия):

Во-первых, качество отделки. Вы сами видите, как подогнано,
без зазоров, аккуратненько. За все время эксплуатации данной
мебели и мебели, которая у нас была на кухне, никаких
претензий к производителю у нас не было, нас устраивало и
качество, и внешний вид.

Прилагательное «белорусская» в России – лучшая реклама для
продукции. Синоним качества и надежности. Покупатели шутят: с
белорусской этикеткой можно и гарантийный талон не брать.















Николай Михайлович – владелец магазина белорусской мебели в
Смоленске. Дело решил основать 16 лет назад, когда купил в
свою новую квартиру белорусскую мебель. С тех пор
экспортирует мебель из всех уголков Беларуси. Спрос в России
большой. Уже и площадей магазина не хватает, чтобы
ассортимент выставлять. Планирует расширяться.

Николай Авдеенко, директор магазина белорусской мебели
(Россия):

Я люблю, чтобы было натуральное. Если я покупаю стенку,
значит стенка должна быть из натурального дерева. За все
время, которое я работаю, претензий у меня нет. И очень
приятно работать с белорусскими производителями.

Пожелание к белорусским производителям одно – побольше
гибкости.

Николай Авдеенко, директор магазина белорусской мебели
(Россия):

По плану у них, идет 14 дней одну продукцию выпускать, а
пользуется она спросом или нет… Иногда приезжаешь на склады,
а забито одними тумбочками. А другой продукции, которая надо,
по плану, пока нет. Говоришь, чтобы изучили, что большей
потребностью пользуется, то и выпускать надо.

Покупатели:

Белорусские все товары в России славятся. Все их любят.
Красивые, качественные, большой выбор.

И в продуктах, и в мебели, и во всем, что ни возьми,
соотношение цены и качества просто превосходное. Поэтому
выбираем белорусскую.

Заманчивые перспективы в налаживании современных производств
для того, чтобы продавать готовую продукцию, очевидны. Но
хватает и дельцов, которые предпочитают срубить денег на
продаже так называемого кругляка. Интернет пестрит
объявлениями. Но это недальновидная прибыль с минимумом
затрат.

Вернемся на нашу делянку. Ведь даже в масштабах лесхоза
арифметика проста: переработанное сырье продавать выгоднее,
сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

Сергей Шкудров, помощник лесничего Заровчанского лесничества,
призер мирового чемпионата лесорубов:

Конечно, продавать его выгодно переработанной продукцией. Она
хоть и больше затратная, но она больше прибыльная. На
сегодняшний день у нас цех намного больше дает выручки, чем
наше лесничество. Мы отдаем уже кругляком им, где-то лесхоз
продает кругляком, а цех только переработанную продукцию. У
них все идет на экспорт. И это больше прибыли.