Из-за долгов многие карельские лесозаготовители не получили право на таможенные квоты на экспорт круглого леса

По мнению карельского предпринимателя, легче всего задолжать плату за лесные ресурсы На состоявшихся 1 ноября в Карелии парламентских слушаниях по проблемам лесного сектора председатель Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров республики, генеральный директор ЗАО «Шуялес» Андрей Пладов сделал громкое заявление, которое активно обсуждается среди лесников. «Как платить за аренду, если из 10 кубометров заготовленной древесины не оплачиваются 6 кубометров?» – заметил он.

В Республике Карелия, пояснил Пладов, лесозаготовительные компании попали в крайне тяжелую финансовую ситуацию из-за того, что целлюлозно-бумажные комбинаты не спешат рассчитаться за уже поставленную древесину. В частности, Кондопожский ЦБК не рассчитался с некоторыми поставщиками за апрельские поставки, а Питкярантский целлюлозный завод и вовсе обратился в Арбитражный суд РК с иском о признании предприятия банкротом. Председатель Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров не согласен с курсом карельского правительства на ужесточение требований к арендаторам  за задержки лесных платежей.  С лесопользователями, накопившими долги, в Карелии стали расторгать договоры аренды. С начала года в республике было расторгнуто 16 договоров.  

Понятно, что необязательность деловых партнеров – вещь хоть и неприятная, но встречающаяся довольно часто, особенно в России. Но может ли это быть достаточным оправданием того, что арендатор задерживает платежи за пользование лесными ресурсами? Мы попытались прояснить этот вопрос у самого Андрея Пладова, с которым удалось поговорить по телефону. 

– Каждые шесть заготовленных кубометров заводы нам не оплачивают. Это уже идет на протяжении полугода. Мы постоянно недополучаем средства. А что, зарплату не заплатишь? Не заплатишь за ГСМ? Единый социальный налог, подоходный тоже нужно заплатить, – сказал Пладов.

– Получается, что единственный платеж, который можно задержать, это плата за пользование лесами? – поинтересовалась я.

–  Так и получается. Потому что, если что-то другое не заплатишь, то вообще остановишься. 

Андрей Пладов рассказал, что из-за долгов многие карельские лесозаготовители, в том числе и ЗАО «Шуялес», не попали в список предприятий, которые имеют право на таможенные квоты на экспорт круглого леса. А как чувствуют себя коллеги из других регионов? Это чисто карельский «синдром» или такая ситуация наблюдается повсеместно? По словам председателя Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров, в других регионах положение заготовителей намного лучше. 

– Например, в Вологодской области почти все получили право на таможенные квоты, – сказал он.    

– Значит, у них не было долгов перед государством? 

– Да, по-видимому так, – с ноткой сожаления сказал Пладов. Он добавил, что ЗАО «Шуялес» судится с целлюлозно-бумажными предприятиями, но от подачи иска до судебного решения проходит полгода, дескать, жить как-то надо.  

Итак, если следовать озвученной Андреем Пладовым логике, то бизнес не платит там, где ему это разрешают. Когда в регионе смотрят сквозь пальцы на долги по лесным платежам и не спешат «закручивать гайки» в виде расторжения договоров, то никто и не спешит платить за предоставленный государством ресурс. Правда, подобная «мягкость» региональных органов власти по отношению к лесопользователям-должникам, в конечном счете, обернулась против самого бизнеса. Исключение из списка предприятий, имеющих право на таможенные квоты, – крайне неприятная новость. Ведь этот список фактически освобождает лесозаготовителей от длительного рабства перед ЦБК, в которое заготовителей загнали заградительные пошлины. Торговать круглым лесом с зарубежными странами тем, кто имеет долги перед казной, государство запретило. И это, как минимум, справедливо. Согласитесь, общенациональный ресурс должен работать не на отдельный частный карман, а приносить дивиденды всей России, хотя бы в виде скромных, по сравнению с установленными в других странах, лесных платежей.   

Нам удалось связаться с академиком РАЕН, директором НП «Лесной Союз» Виктором Грачевым, до недавних пор возглавлявшим лесной комплекс Вологодской области, на которую с завистью смотрят лесозаготовители не только из Карелии. 

– С моей точки зрения, недопустимо объяснять причину неплатежей за лесные ресурсы своими финансовыми неудачами во взаимоотношениях с партнерами. Конечно, если в Карелии сложилась столь серьезная ситуация с целлюлозно-бумажными предприятиями, то необходимо вмешательство республиканского правительства. Ведь, к примеру, Кондопожский ЦБК всегда был примером для подражания. Я не исключаю, что система оплаты лесных платежей может быть дифференцирована в зависимости от сезона. Не секрет, что лесозаготовительные работы носят сезонный характер. Зимой у заготовителей на счету каждая копейка. Мы в Вологодской области в зимние месяца минимизировали плату за лесные ресурсы, переложив основную нагрузку на летние месяцы. Но все это должно быть предметом договоренностей между арендаторами и правительством региона. В лесной сфере должна быть выстроена система взаимоотношений. А когда ситуация доведена до банкротства, уже поздно махать кулаками, – так прокомментировал сложившуюся в Карелии ситуацию Виктор Грачев, которому удалось на практике создать одну из самых эффективных в стране моделей лесоуправления.