FSC обнародовал список магазинов, торгующих сомнительной древесиной.

Паркет, которым вы собираетесь покрыть свой пол, может быть сделан из дерева, занесенного в Красную книгу России, а значит, запрещенного к заготовке и переработке. В Москве было исследовано 64 магазина на предмет наличия в ассортименте изделий из древесины сомнительного происхождения. В ассортименте только 19 из них не оказалось изделий из древесных пород, входящих в «группу риска». Такая информация была озвучена на круглом столе «Новые возможности на рынке паркета и мебели: как присоединиться к «зеленому» тренду?», организованном Российским национальным офисом FSC, WWF России и компанией Киннарпс.

– Есть множество компаний, заявляющих, что они продают «экомебель», «экопаркет», «экоокна», но на деле это ничем не подтверждается, – заявил на встрече руководитель регионального офиса FSC для стран СНГ Андрей Птичников. – На наш взгляд, экологической может называться только та древесина, которая получена из лесов, где, как минимум, выполняются требования национального законодательства по легальности заготовки, а как максимум – из лесов, которыми устойчиво управляют.

Чтобы выяснить уровень экологической ответственности продавцов, российский национальный офис FSC совместно с WWF России реализовал проект программы Matra «Сохранение редких видов путем повышения социальной ответственности продавцов и потребителей лесоматериалов». Его цель – снизить потребление древесины запрещенных к заготовке редких видов деревьев за счет повышения экологической информированности людей. В его рамках был проведен анализ рынка лесоматериалов в Москве с целью выявить факты коммерческого оборота пород древесины, заготовка которых запрещена российским законодательством или международными природоохранными соглашениями.

Для исследования ассортимента были отобраны магазины, торгующие напольным покрытием и мебелью из древесины ценных пород и находящиеся на верхних строках поисковых интернет-систем, а также крупные сетевые магазины стройматериалов. Выводы оказались неутешительными, констатировала директор по развитию Российского национального офиса FSC Екатерина Брусиловская. Только 19 из 64 проанализированных магазинов вообще не имеют в ассортименте изделий из деревьев, входящих в зону риска.

Екатерина Брусиловская пыталась выяснить у менеджеров знание проблем незаконных рубок, нелегального оборота древесины и путей снижения продаж продукции неизвестного происхождения. В результате выяснилось, что менеджеры небольших паркетных магазинов в целом в курсе проблемы незаконных заготовок древесины ценных пород и того, что она может быть использована при производстве паркета. Более того, около половины из них знают международные системы сертификации, которые позволяют отделить продукцию сомнительного происхождения от древесины, заготовленной в ответственно управляемых лесах. Многие даже называли систему добровольной лесной сертификации FSC.

Тем не менее эти аспекты при выборе поставщиков руководство магазинов практически не учитывает. Менеджеры сообщали, что значительная часть их ассортимента из тропических пород поступает из Китая и стран Юго-Восточной Азии, зачастую без документов, подтверждающих видовой состав продукции и легальность заготовки древесины. По этой причине невозможно сказать, легален продаваемый паркет или нет. Отсутствие интереса к вопросам легальности продукции продавцы объясняют тем, что рядовым покупателям якобы это не интересно – они редко спрашивают сертификат, подтверждающий легальность или устойчивость лесопользования. В то же время корпоративные покупатели более склонны к закупке изделий из древесины с различными сертификатами, в первую очередь, правда, касающимися вопросов здоровья. Экологический аспект пока не в приоритете.

Выявился и тот факт, что подавляющее большинство магазинов напольных покрытий и мебели не имеют точной информации о видах древесины, из которых сделаны их изделия, а лишь знают коммерческие наименования пород. К примеру, изделия из древесины с родовым (и коммерческим) названием «мербау» (лат. Intsia) относятся к четырем видам деревьев, из которых один (Intsiabijuga) внесен в Красный список Международного союза охраны природы. Оказывается, продавцы не имеют информации о том, к какому именно виду относятся продаваемые ими изделия из рода мербау. То же можно сказать и о подавляющем большинстве других пород.

К числу приятных исключений из списка магазинов, торгующих паркетом, можно отнести такие компании, как «Лидер Паркет», «Элитный паркет» и «Черс», поставщики которых имеют сертификат FSC. Остальные торговые предприятия либо не имеют таких поставщиков вообще либо имеют частично. В 21 компании эксперты обнаружили породы древесины из группы риска, то есть запрещенные к заготовке и продаже.

Можно ли считать древесину тех пород, рубка которых запрещена национальным законодательством, легальной? «Конечно, нет», – категоричен представитель Гринпис Михаил Крейндлин, который представил исследование российского права, регулирующее природоохранную деятельность. Один из важных документов – приказ Рослесхоза от 5 декабря 2011 года «Перечень пород деревьев и кустарников, заготовка древесины которых не допускается». В нем указаны такие виды, как береза Карельская, бархат Амурский, все виды родов вишни и самшита. В то же время изделия из такой древесины свободно продаются на рынке. Михаил Крейндлин детально изучил также уголовное право и пришел к выводу, что приобретение или продажа древесины деревьев, заготовка которых запрещена, является уголовно наказуемым деянием. Так что любой, кто завтра отправится за паркетом, может оказаться в группе риска.

По словам руководителя Лесной программы WWF России Елены Куликовой, индекс экологического следа, в рамках которого прослеживается растущий спрос людей на ресурсы, в настоящее время превышает биоемкость Земли. «Наш образ жизни не является устойчивым, – считает эксперт. – Если мы продолжим использовать ресурсы в тех же количествах, то к 2030 году для удовлетворения наших потребностей нам понадобится две равные по величине Земли планеты».

Это можно смело отнести и к лесным ресурсам. В России остро стоит вопрос сохранения уникальных лесных формаций. Например, кедрово-широколиственных лесов юга Дальнего Востока. Являясь основным ареалом распространения амурского тигра и других редчайших представителей фауны и флоры, дальневосточные кедро-широколиственные леса имеют критически важное значение для сохранения биоразнообразия в нашей стране. Только за вторую половину XX века их площадь сократилась в два раза и сейчас составляет чуть больше 3 млн га, треть из которых – орехово-промысловые зоны. На круглом столе вспомнили инцидент, связанный с посягательством бизнеса на лесные участки, которые предполагалось включить в Среднеуссурийский заказник, обеспечивающий жизнь амурского тигра. Кстати, лес, на который сейчас претендуют предприниматели, хотят перерабатывать на… паркет.

– WWF России большое внимание уделяет работе по трансформации рынка, – отметила Елена Куликова.  – Мы работаем с бизнесом, финансовыми структурами, госорганами, чтобы через разные инструменты озеленить нашу экономику. Одним из важных механизмов можно назвать корпоративную политику экологически ответственных закупок, когда компания приобретает для своего офиса лесобумажные изделия (бумагу, мебель) исключительно из легальных источников, имеющих подтверждение типа сертификата FSC.

Александр Смирнов (Киннарпс) и Евгений Забубенин (ИКЕА) рассказали, как их компании на практике внедряют и применяют политику экологической и социальной ответственности. Стоит отметить, что эти бренды ответственно подходят к использованию не только лесных ресурсов, но и к энергии водных ресурсов.

В завершение работы круглого стола директор FSC России Александр Кнорре озвучил инициативу FSC и WWF России – создать программу «Зеленый магазин». Ее цель – подсказать магазинам напольных покрытий и мебели, как повысить экологическую ответственность, с одной стороны, а с другой – поощрить предприятия торговли, где уже сложилась система отслеживания происхождения древесины. Предполагается адресная работа с магазинами, по итогам которой они получат определенное место в рейтинге. Экологи рассчитывают, что процент покупателей, готовых покупать именно сертифицированную продукцию, с обнародованием рейтинга существенно возрастет.